Ваша корзина пуста / Войти или Зарегистрироваться

Как потомок древнего рода священнослужителей прошел путь от коллекционера масштабных моделей автобусов до шофера ЛиАЗа собственного прихода

Сережу с трех лет интересовали автобусы. Круглобокие «пазики», булькающие ЛиАЗы, за много километров слышимые на трассе «Икарусы»… Он рисовал их, собрал коллекцию масштабных моделек, даже устроился слесарем в автобусный парк. Но стал не шофером, а, как многие его предки, священником. Мечта рулить автобусом исполнилась, когда Сережа стал Сергеем Георгиевичем Саковичем, настоятелем ичалковского храма, купил для нужд прихода старый ЛиАЗ, отдал на реставрацию на завод и затем сам за рулем стал возить прихожан. С уникальным батюшкой, сохраняющим историю отечественного автопрома, встретился Денис Тюркин.

ЛиАЗ для прихожан и овощей

У него даже на визитке, помимо родного собора, — ​малюсенькая фигурка автобуса. При этом на шофера он и близко не похож, а на священника… Ну и что, что бородка; мода сейчас на них, каждого, что ли, к батюшкам причислять? Сергей Георгиевич, скорее, напоминает профессора с архитектурного факультета. Или если судить по обильно используемой автомобильно-технической терминологии, — ​профессора МАДИ. У меня еще теория такая: если человек ездит на универсале, он неординарен, он любопытен, с ним будет о чем поговорить. Сакович причалил к родному Михайло-Архангельскому храму на новой «Октавии» как раз в таком кузове. «Шкоды», оказывается, давно уважает. До этого, например, был «Суперб».

«Извините, что не на автобусе приехал! — ​здороваясь, говорит он. — ​Недавно только «пазик» купил, но не привык пока к нему, чтоб вот так запросто разъезжать. Ну а главное мое транспортное средство вы и сами видите. Стоит вон перед воротами храма. Без мотора…»

Этот прекрасно восстановленный ЛиАЗ‑677 когда-то был, по сути, кучей железа, вросшей в землю. Стоял он в Саранске на огороде строителя, чья бригада занималась ремонтными работами в храме в Ичалках. Однажды, будучи у него в гостях, Сакович обратил внимание на автобус… «Он был заводского цвета — ​красно-белого, — ​вспоминает Сергей Георгиевич. — ​Такая цветовая схема была присуща общественному транспорту рубежа конца 80-х–начала 90-х. Конечно, краска местами облезла, выцвела, шины потрескались… Но в целом машина находилась в неплохом состоянии, а главное — ​в оригинальном, то есть не переделанном. Строитель мне рассказал, что ранее автобус принадлежал ТЭЦ, сотрудников одного из подразделений на нем и возили. В начале 90-х, когда предприятия стали массово избавляться от непрофильных, как они считали, активов, на продажу пошел и этот автобус. Причем как металлолом. У строителя на ТЭЦ работала мать, от нее-то он и узнал о распродаже. Купил, чтобы сделать передвижную лавку. Опустошил весь салон, убрав сиденья и поручни. Но дальше дело не пошло, и автобус остался на приусадебном участке. Строитель заметил мой интерес и предложил купить технику. Я говорю: «Так давай, бесплатно. Это же, по сути, сарай на колесах. Вон, через капот трава растет». Его это зацепило. «Да мотор легко заведется!» — ​стал утверждать. Принес от «жигулей» аккумулятор, подкачал бензин… И завелся! Меня это поразило. Я сказал, что буду думать».


ЛиАЗ перед входом в саранский собор Ушакова © Из архива Саковича

Думал Сакович около года. Сошлись на 10 тысячах рублей (дело было в 2009 году). Перерегистрировали (автобус был еще на советских номерах). «Какой у него был пробег? А кто ж его знает! — ​смеется наш собеседник. — ​Помню удивление бывшего владельца: «Батюшка, а ты сам до Ичалок за рулем поедешь?» Сам, говорю. «А ты автобусом когда-нибудь управлял?» Нет, говорю, но сейчас попробую. Попотел, конечно, пока ехал… Кстати, чем интересен именно этот экземпляр (я даже скажу: уникален). У него механическая коробка передач, что для моих целей ​очень хорошо. Гидротрансформатор, который обычно устанавливался на заводе, очень капризный в обслуживании и эксплуатации, а также очень дорогой при замене. Именно из-за этой коробки ЛиАЗ во время остановки громыхал, издавая характерный звук «бдум-пудум-пудум». Что-то там размыкалось в гидротрансформаторе… А на «моем», напомню, стоит «механика». Пятиступенчатая коробка от ЗиЛа, как я узнал, сертифицированно устанавливалась на ремзаводах, которых в Союзе было достаточно.

Первая тяговая, ею обычно не пользуешься, трогаясь со второй…»

На тот момент у Саковича в водительском удостоверении уже стояла категория D, разрешающая управлять соответствующей техникой. Отучился заранее, будто чувствуя, что скоро будет возможность использовать обновленные права. Но только стал обладателем своей мечты — ​как случилась первая крупная проблема. Отлучился по делам в соседнюю губернию, оставив в системе охлаждения двигателя воду. Не ожидал, что в октябре может ударить крепкий мороз. Ударил. Из-за этого лопнул блок мотора… Раз уж предстоит такой крупный ремонт, почему бы не привести в божеский вид весь автобус, подумал Сакович. Стал объезжать близлежащие АТП, был и в Саранске. Но никто не смог помочь. Тогда помогла случайность: в одном автомобильном журнале отец Сергий наткнулся на статью про Борский авторемзавод в Нижегородской области, где занимаются капитальным ремонтом именно такой модели ЛиАЗа. Ближайший «заповедник» 677-х — ​Арзамас. В этом городе они до сих пор работают в качестве общественного транспорта. Прокуратура неоднократно порывалась запретить перевозки на такой старой технике, но перевозчик пока успешно отбрыкивается…

Так вот насчет Саковича. Нашел в Интеренете номер телефона руководства завода, созвонился, описал свою проблему и договорился о встрече. Съездил лично к директору и нашел в его лице поддержку. «Бесплатно, сказал, сделать не можем, но скидку хорошую дадим, и заплатишь только за работу, — ​вспоминает Сакович. — ​Запланировали настоящую реставрацию, и это была моя идея. Я хотел, чтобы автобус был полностью оригинальным, до последнего винтика. Как будто только с завода сошел. У ребят все получилось. Вернули туда сиденья, поручни… Единственное, из него сделали пригородную модификацию, но она официально выпускалась и называлась ЛиАЗ‑677б. От городской версии отличается двухрядными сиденьями для повышенной пассажирской вместимости и ровным полом на задней площадке. Мотор я нашел в одном саранском автобусном парке, за так мне его отдали. Правда, он был от автобуса ЛАЗ, то есть отличался мощностью, всего 150 сил. Тогда как лиазовский форсирован до 180, у него другие головки блока, отличается ход поршня и используемый бензин — ​как тогда говорили, высокооктановый 92-й… Но нам нужен был лишь блок, остальную «начинку» мы взяли от старого мотора, заменив лишь поршни и головки».


  «Добро пожаловать в Советский Союз!» Салон ЛиАЗа восстановлен так, как все было при выходе модели за ворота завода. © Столица С | Вячеслав Новиков

На заводе по просьбе нового владельца ЛиАЗ покрасили в те цвета, что вы видите на фотографиях. Такая схема присутствовала еще в конце 60-х–начале 70-х. Опять же, это была просьба отца Сергия. Он перелопатил кучу справочной литературы, смотрел в Интернете… Главное, ​чтоб было, как в оригинале! Наконец, в 2010 году реставрированный ЛиАЗ, поблескивая бортами с новой раскраской, вернулся в Ичалки. Обычно такой ремонт стоит около полумиллиона рублей, но Саковичу обошелся в два раза дешевле. Установили даже заводскую резину (оказывается, в Омске до сих пор ее выпускают). Дополнительно пришлось оснастить автобус инерционными двухточечными ремнями безопасности — ​как раз в год ремонта вышло соответствующее требование по отношению к пассажирской технике. Самое интересное, что для этого нужно было провести сертификацию, а это соответствующее количество ступеней ада, то есть бюрократии. «Никто не пристегивается все равно!» — ​машет рукой священник-водитель.

Зимой на ЛиАЗе старался не ездить: страшновато. А в другие сезоны использовал по максимуму и всегда управлял только сам. «Больше с ним никто и не совладает! — ​считает Сакович. — ​Я когда его впервые пригнал в Ичалки, местным жителям он показался инопланетным кораблем, не меньше. В деревнях ведь таких автобусов никогда не было, только «пазики», да изредка междугородние автобусы заезжали. «Батюшка, как ты на нем ездишь?» — ​спрашивали меня местные шоферы. Да так же, говорю, как и вы на своих КамАЗах, ЗиЛах и прочих грузовиках».


  Пока идеально восстановленный автобус стоит без мотора перед воротами храма… © Столица С | Вячеслав Новиков
На автобусе объездили все близлежащие святые места: Куриловский монастырь, Чуфаровский монастырь в Ромодановском районе; Старцев угол в Большеигнатовском; Саранск, Макаровка… Возил отец Сергий своих прихожан. Во время крестных ходов те, кто по каким-то причинам не мог идти пешком, ехал в ЛиАЗе. Но не только в качестве туристического использовался реставрированный автобус. Осенью на нем возили овощи в саранское духовное училище (теперь — ​семинария). Батюшка объезжал свой приход и забирал у желающих прихожан картошку, морковь, тыкву… Акция стала настолько массовой, что за осень ЛиАЗ, почти битком набитый овощами, делал два рейса в Саранск, обеспечивая училище необходимым до следующего сезона. «Это была важная миссия автобуса!» — ​говорит Сакович.

Все привыкли к автобусу, поэтому, когда в конце 2016 года он встал на прикол, батюшку засыпали вопросами: а как теперь? а что? когда починитесь? Подвел опять мотор. Заклинил прямо на ходу, когда возвращался из «овощного» рейса из Саранска. Но и здесь отец Сергий не отчаялся. Хорошо, говорит, что все произошло прямо на перекрестке перед храмом. Остановился на красный сигнал светофора, а дальше уже тронуться не смог… Дежурившие неподалеку гаишники остановили грузовик, и тот на тросе подтащил к храму сломавшуюся технику. Так с тех пор и стоит на одном месте… Мотор на замену нашелся на том же борском заводе, новенький, на поддоне, с базы хранения. Ведь такой использовался на военных «Уралах». Цена вопроса — ​135 тысяч рублей. Даже в Бор возить не нужно будет, в Ичалках своими силами отремонтируют. Но свободных средств пока у прихода нет… Потому обездвиженный ЛиАЗ стоит у храма. Кстати, директор предприятия признался Саковичу, что сейчас почти уже никто не гоняет на ремонт подобные ЛиАЗы.

Даже из Арзамаса. Уходит история… Ичалковский — ​едва ли не последний из могикан, и все благодаря заинтересованности ичалковского священника…

Все из детства

«Интересуюсь общественным транспортом, сколько себя помню, а помню с трех лет! — ​говорит Сакович. — ​Первая моя любовь — ​это «пазики». Еще те, старенькие, с кругленькими боковыми окнами между крышей и бортами, шестьсот семьдесят вторые. Мой отец служил в деревне в Ивановской области, недалеко от районного центра Пучеж. В Пучеже был свой автовокзал, все перевозки через который осуществлялись на тех самых «пазиках». Это было царство «пазиков»! Нет, они не желтыми были, а разноцветными. Желтая схема, если не ошибаюсь, была введена ГОСТом в начале 80-х годов. Из деревни мы, бывало, ездили в Горький. Хорошо помню долгие остановки в городе Заволжье, через который проходили магистральные перевозки. И там я видел шикарный автобус «Икарус 55 люкс». Это был год 1972-й, кажется… Мне было три года. Спросил у мамы, как называется этот автобус. «Кострома!» — ​был ответ. Я потом долго думал, почему Кострома?! Потом уже сообразил, что они ходили по маршруту Горький — ​Кострома. Мама марки не знала, а просто прочитала на табличке название маршрута… Я мечтал на таком прокатиться. И мечта даже осуществилась однажды. Но еще больше я желал иметь собственный автобус. Мама говорила: «Вот подрастешь — ​и будет». Но я не понимал, как такое возможно, ведь в советское время частникам нельзя было иметь в собственности такой вид транспорта. Тогда мама сказала: «Верь, и у тебя все получится». Я, конечно, верил, но потом подрос, забыл об этом…»

Детский интерес маленького Сережи ушел в плоскость рисования: ему нравилось изображать на бумаге легковушки, грузовики, но особенно — ​автобусы. Даже придумывал собственный дизайн, собственные модели. Вот такая любовь. «Вроде что с него, автобуса, взять: шкаф он и шкаф железо и стекло, — ​рассуждает Сакович. — ​Легковых автомобилей же больше, разнообразия больше… Но я вижу, что автобусы все разные. Каждый самобытен. Про каждый могу говорить часами! Ну и плюс назначение играет свою роль. Мирное оно, что ли, созидающее…»

Будучи первоклассником, вспоминает наш герой, в магазине он увидел модельку «жигулей». Конечно, выпросил у родителей, и так стал обладателем оранжевой «копейки». Тот эпизод жизни вспоминает так: «Я был восхищен! Мне казалось, это верх совершенства! Сейчас, глядя на нынешние модели, понимаю, насколько была примитивной та, самая первая… Нет, она не сохранилась. К сожалению, большая часть моего старого фонда утрачена. В армию ушел, по возвращению стал учиться в семинарии, потом женился, дети…»

Несмотря на всю любовь к автобусам, Сакович все же стал не профессиональным шофером, а священником. И здесь победили корни, а как иначе? По отцовской линии род священников не прерывался 600 лет. 600 лет службы в России на ниве православия! Саковичи пытались отследить родословную и дальше, но пока смогли лишь выяснить, что корни уходят куда-то в Сербию…

«Но в какой-то мере свою шоферскую мечту я исполнил еще школьником, — ​считает Сергей Георгиевич. — ​Еще в 9-м классе на уроках трудового воспитания (или как там назывался этот предмет) я выбрал автодело. Учебно-производственный комбинат тогда находился на улице Республиканской, недалеко от того места, где сейчас стоит гостиница «Адмирал». И на практику меня направили в автобусный парк СПАП‑1 на улице Осипенко. Месяц я там слесарил, но в основном был тем, кого называют «подай-принеси». Даже этого мне хватало, ведь главное, что я находился рядом с автобусами».

После окончания школы в высшее учебное заведение Сакович не поступил: сын священника, идеологическая подоплека… Чтобы не бездельничать до армии, пошел проверенной тропой, устроившись слесарем в СПАП‑1. Работать водителем не мог при всем желании: возрастной ценз в 21 год существует и сейчас.


  © Столица С | Вячеслав Новиков

«Тогда в Саранске на маршрутах работали ЛиАЗ‑677, «Икарус‑260» («одиночка»), «Икарус‑280» («гармошка»), ЛАЗ‑695, ЛАЗ‑697, а по межгороду ездили «Икарусы» модели 250 и 255, — ​перечисляет Сакович. — ​Еще будучи на практике, я облазил их снизу, обмерил линейкой. Тогда ведь никто не выпускал масштабные модели автобусов, только легковушки и КамАЗы. Конечно, к тому времени соответствующая коллекция у меня была. Вся семья этому способствовала: кто-то куда-то поехал, увидел новую модельку, купил мне… »

Часть собранной за многие годы коллекции находится дома у Саковича. Часть — ​в Михайло-Архангельском храме, в помещении, где проходят занятия воскресной школы. Стенд с модельками соседствует с плакатами старославянской азбуки. На полках, закрытых стеклянной дверью, аккуратно расставлены разноцветные автобусы, троллейбусы, грузовики… Вот картонный «Икарус», который Сакович делал собственноручно. Все как положено: госномер, маршрут (город Пучеж в Ивановской области), «Сделано в СССР» на днище. Венчают все это дело инициалы создателя. Но самая, пожалуй, любимая модель коллекционера — ​другая, тот самый «люксовый» «Икарус». «Посмотрите, какой он красивый! Сам автобус в свое время в Европе приз за лучший дизайн завоевал!» — ​замечает владелец.

Помимо коллекционирования моделек пассажирского транспорта, Сергей Сакович еще в детстве заинтересовался авиа- и судомоделированием. Это увлечение существует до сих пор. Например, последнее время Сакович создает модели парусных судов из эскадры Ушакова. Причем соотносит все с историческими деталями. Импровизированная мастерская у него располагается дома. «Одно дело — ​собрать из коробки заводские детальки, совсем другое — ​пытаться сделать точную масштабированную копию самолета, — ​говорит он. — ​Хотя и в первом случае нужно постараться, потому что детали как правило серенькие, их надо покрасить. Но во втором все гораздо тяжелее. Тут нужно изучать чертежи, фотографии реальных лайнеров… Помню свою первую профессиональную модель — ​«Лайтинг П‑38», американский самолет. Достаточно крупный, в 48-м масштабе. Его я делал девять месяцев».

Неоднократно проходили выставки коллекции Саковича. В Саранск свои модели он возил на ЛиАЗе. Шутит, что автобус хорошо приспособлен для этих целей: «В легковую машину можно уместить три-четыре коробки с крупными самолетами или судами, а в автобус я их грузил десятками!» В коллекции около 1 000 моделей автомобильной техники: автобусы, легковушки, грузовики, трактора… Точную цифру сказать не может: бросил счет, когда набралось более 800. А еще не забывайте про модели самолетов и судов… «Когда я стал священником, начал задумываться: собирательство — ​это страсть, а значит, грех; и как мне быть? — ​говорит Сакович. — ​Я понял, что нужно свою заинтересованность ставить на службу людям. Я не должен чахнуть, как Кащей над златом, над своей коллекцией. Не должно такого быть: дома только раскрыл, посмотрел, и потом опять убрал. Все должно работать для людей. Как именно? Привлекать внимание, пропагандировать, расширять кругозор. Через этот пласт моделирования по-новому можно осмыслить историю своей страны».

У Сергея Георгиевича две дочери и сын. Парень любовь к технике перенял полностью и тоже потихонечку собирает свою коллекцию. Отец шутит: мол, слишком не старайся, все равно все мое перейдет тебе. Служение Богу уже перешло: 25-летний Юра Сакович учится в духовной семинарии в Туле…

P. S. Желающие помочь финансово на приобретение мотора для уникального автобуса следует звонить отцу Сергию по номерам: 8 (905) 378-34-07 и 8 (927) 977-81-20.

Источник информации: https://stolica-s.su/lifestyle/auto/124163

Похожие статьи:

Нестандартные автомобили для необычных задач
Новый советский автобус КАвЗ-685М
Малоизвестные советские автомобили. Конец 50-х: золотое время автобусов
Как собирают грузовики МАЗ
Все интересные статьи